narexpert.ru | Главная > Интервью

Леонид Ольшанский: “Требуется единая методика ведения статистики ДТП”

В 2014 году в результате ДТП на дорогах страны погибло около 27 тыс. человек, еще почти 250 тыс. получили серьезные травмы. Сообщения ГИБДД этим летом также напоминают сводки боевых действий: в серии крупных дорожных происшествий в разных регионах погибли и ранены десятки человек. Как противостоять смертям на дорогах? Один из путей решения проблемы предложил Центр «Народная экспертиза» ОНФ, запустив в середине июля проект «Карта жизни». В ряде пилотных регионов начат сбор информации о зонах концентрации ДТП, на ее основе проводится анализ аварийных участков, формируются предложения по повышению безопасности дорожного движения.

Опубликовано: 12 августа 2015, 13:22

Своим видением приоритетов в решении задачи сокращения количества ДТП со смертельным исходом с «Народной экспертизой» поделился вице-президент Движения автомобилистов России Леонид Ольшанский.

– Десять лет назад (в ноябре 2005 г.) президент Владимир Путин проводил заседание Госсовета на тему безопасности дорожного движения. Еще тогда он подчеркнул, что сложившуюся ситуацию не удастся исправить только ужесточением наказаний или повышением штрафов. И выделил три важных момента. Он сказал, что в деле безопасности дорожного движения на первом месте должно быть строительство новых дорог, тоннелей, эстакад. На втором месте – оперативное прибытие скорой помощи к месту ДТП. На третьем – повышение качества подготовки водительских кадров.

Я приведу один пример, когда слова президента привели к решающему результату. Я депутат от Западного округа столицы. Самым страшным местом в Западном округе долгие годы оставалось пересечение Мичуринского проспекта и улицы Лобачевского, где постоянно бились машины и гибли люди, потому что под различными углами на большой перекресток выезжали различные потоки транспорта. Префект Западного округа Алексей Александров поставил строительный вагончик на этом пересечении, поехал к мэру Москвы, что называется, выбил финансирование. И за восемь месяцев на этом месте построили широченную, мощную эстакаду. Теперь при всем желании нарушить правила дорожного движения невозможно, потому что один поток направляется на эстакаду, другой – проходит под ней. Вот яркий пример, когда результат достигнут без всяких репрессий.

Еще пример. Там, где пешеходы перебегают улицу и случается ДТП с печальным исходом, построили подземный пешеходный переход. Светофора больше нет, скорость движения увеличилась, а нарушителей стало меньше. Вот по этому пути и надо идти – строить, строить и строить. Иначе смертность в ДТП мы не снизим.

Еще одна проблема – разнобой в статистических данных, потому что разные ведомства руководствуются разными методиками. Минздрав дает свои цифры, МВД – свои. У Минздрава, который оперирует данными Росстата, картина более благополучная.

– В ГИБДД, по-моему, склонны сгущать краски, потому что чем хуже статистика, тем больше усиление санкций. Но чем выше санкции, тем больше коррупционные риски.

Владимир Владимирович Путин нам сказал несколько лет назад – каждый законопроект, каждый указ, каждый приказ министра проверять на коррупционность. А санкции, которые порождают коррупцию, приняли умопомрачительный характер. В том числе потому, что руководство комитета по госстроительству – профильного комитета Госдумы, через который проходят поправки в административное законодательство России, – во главу угла поставило усиление репрессий, ужесточение ответственности. Резко увеличились штрафы, появились лишения прав по таким статьям, по которым раньше такая мера не предусматривалась. И сегодня, по мнению целого ряда ученых – у меня даже лежит заключение ни много ни мало Правового управления Государственной думы – в Административном кодексе есть антиконституционная норма. В ней сказано, что если фотография нарушения водителя сделана видеокамерой, то снимается номер автомобиля, по номеру узнается собственник, и штраф автоматически приходит собственнику – без адвоката, без прокурора, без свидетелей. А там жалуйся куда хочешь. Это только один пример. У нас в административном законодательстве наказания, как подмечают специалисты, обгоняют даже Уголовный кодекс. Поэтому наша задача при снижении смертности в ДТП – взять за основу слова президента десятилетней давности. То есть прежде всего строить дорожные объекты, обеспечить оперативную помощь пострадавшим, учить водителей, а не напирать на репрессии.

Вернемся к статистике. Минздрав руководствуется международным классификатором болезней Всемирной организации здравоохранения. Но такой подход не до конца понятен. Например, автомобиль в результате ДТП падает в реку, водитель погибает, захлебнувшись, и это квалифицируют как смерть от асфиксии, а не смерть в результате ДТП. В результате статистика дорожных происшествий выглядит заниженной.

– У нас все, что связано со статистикой в области происшествий, носит лукавый характер. Иванов выстрелил в Петрова, тот умер – это квалифицируется как убийство. Но если Петров умер в больнице через 2-3 дня – это уже будет квалифицироваться как «умышленное нанесение тяжких телесных повреждений, которые в результате повлекли смерть потерпевшего». А это ощутимая разница в мере наказания. И если органы здравоохранения используют одну статистику, а ГИБДД – другую, получается, что верить статистике нельзя. У нас всю жизнь было Центральное статистическое управление, которое теперь называется Росстат. Так вот, статистикой должно заниматься одно ведомство, использующее единую методику. Что гласят последние поправки в Административный кодекс? Что цены на эвакуацию и хранение машин устанавливаются федеральной тарифной службой по единой методике выработки цен. Мы везде движемся к единой методике. Поэтому ее необходимо выработать. Поручить это нужно Росстату, раз речь идет о статистике. И тогда четко писать, если человек утонул в реке в результате того, что машина туда упала – это ДТП или уже не ДТП.


Добавить комментарий

Войти с помощью: